Рукописи мертвого моря

Спонсоры Добавить

Рукописи мертвого моря

Весной этого года исполняется 55 лет событию, открывшему новую эпоху в истории библейских исследований. В феврале или марте 1947 года пятнадцатилетний юноша-бедуин из племени таамире Мухаммед Эд-Диб, пасший стадо коз и овец в пустынном районе Иудейской пустыни Вади-Кумран (в двух километрах западнее Мертвого моря и в 13 километрах южнее Иерихона), в поисках убежавшей козы случайно обратил внимание на одну из многочисленных пещер в крутых откосах известняковых скал. Желая узнать, не там ли находится потерянное животное, он начал бросать в пещеру камни, и, услышав звук разбивающейся посуды, пришел к выводу, что нашел клад. Он и его товарищ Омар проникли в пещеру, где с разочарованием увидели лишь несколько глиняных сосудов, в которых находились свитки старой кожи, завернутые в льняную ткань. Вначале юноши пытались нарезать из кожи ремни для сандалий, но материал оказался слишком ветхим. Рассмотрев на свитках непонятные письмена, они через своих родственников предложили странные рукописи антиквару и вскоре свитки попали к ученым. Последовавшие вслед за этим в 1952-1956 годах поиски и археологические раскопки в привели к открытию новых пещер в Иудейской пустыне, содержавших рукописи, как в Кумране, так и в других местах. Всего в районе Кумрана было обнаружено 11 пещер, в которых было найдено более 10 хорошо сохранившихся свитков, а также около 25 тысяч фрагментарных обрывков, многие из которых не превышают по размеру почтовую марку. Из этих обрывков удалось путем сложного анализа и сопоставления выделить около 900 фрагментов древних текстов. Рукописи написаны преимущественно на древнееврейском и арамейском языках, и лишь немногие — по-гречески.

Уникальность найденных свитков заключается, прежде всего, в их древности. Датировка производилась двумя методами: палеографическим и радиоуглеродным. Первый метод, основанный на особенностях написания шрифта текста в разные исторические эпохи, позволил определить, что возраст рукописей лежит в промежутке с 250 г. до Р.Х. до третьей четверти I века по Р.Х. Радиоуглеродный анализ подтвердил эту датировку. Найденные в Кумране библейские манускрипты оказались на тысячу лет старше известных науке списков Ветхого Завета на еврейском языке, которые датировались лишь X-XI веками после Р. Х.!

Находка столь древних манускриптов сразу же вывела библейскую текстологию на качественно новый уровень: представилась возможность сличить кумранские рукописи как с традиционным еврейским масоретским текстом Ветхого Завета, сложившимся с VI по IX век, так и с древними переводами, включая Септуагинту.

В результате анализа кумранских манускриптов не только удалось уточнить ветхозаветный текст в целом ряде мест, но и выявить, что из первоначального древнееврейского текста библейских книг с IV до I века до Р.Х. возникло три основных варианта: палестинский (который обширнее всего представлен в Кумране и лег в основу самаритянского Пятикнижия), египетский (с которого в III-II вв.в Александрии был сделан перевод Семидесяти на греческий язык) и вавилонский (он послужил основой для современной масоретской редакции). Например, оба свитка книги пророка Исаии из 1-ой пещеры (1QIsaa и 1QIsab) содержат текст, аналогичный масоретскому, в то время как фрагменты книги Царств из 4-й пещеры (4QSama=4Q51, 4QSamb=4Q52, 4QSamc=4Q53) содержат еврейский прототип греческого перевода Семидесяти, отличный от масоретского, при этом палеоеврейский текст Исхода из той же пещеры (4QpaleoExodm=4Q22) соответствует Самаритянскому Пятикнижию. Таким образом, благодаря анализу кумранских рукописей подтвердилась авторитетность и древность того текста Ветхого Завета, которым в греческом переводе на протяжении двух тысячелетий пользовалась и продолжает пользоваться Православная Церковь.

Вскоре после находки рукописей ученые (с подачи Ролана де Во, первого исследователя, проводившего археологические раскопки в Кумране) сделали предположение о связи найденных свитков с некиим поселением, развалины которого находятся неподалеку от пещер. В пользу этой связи говорило совпадение возраста рукописей и развалин: по найденным в развалинах монетам и другим археологическим признакам удалось установить, что поселение существовало здесь с 150 г. до Р.Х. по 68 год после Р.Х. Исследователи предложили различные гипотезы относительно того, кто был обитателями этого места. Из заслуживающих упоминания предположений наиболее вероятной является версия, что жителями Кумрана были члены одной из общин ессеев — широкого религиозного движения в Палестине II века до Р.Х-I века по Р.Х. В пользу этой гипотезы свидетельствуют два основных факта. Во-первых, известный римский писатель Плиний Старший, изучавший Палестину во время Иудейской войны 66-70 гг., говорит о ессейском поселении между Иерихоном и Эн-Гедди. Никакого другого подходящего места для плиниевой ссылки, кроме Кумрана, указать нельзя. Во-вторых, один из документов, найденных в 1-й пещере — «Устав общины» — описывает жизнь членов общины весьма сходно с описанием жизни ессеев Иосифом Флавием и Филоном Александрийским. Ролан де Во заключил, что руины являются остатками ессейского поселения, а свитки составляли их библиотеку, спрятанную в пещерах во время Иудейской войны 66-70 гг. против римлян (разрушение Кумрана римскими войсками произошло в 68 году).

Другую гипотезу выдвинул Н. Голб, который пытался доказать, что найденные свитки принадлежали не общине ессеев, а Иерусалимскому храму, откуда они были спасены накануне его разрушения в 70 г. Ученый аргументировал это отсутствием в кумранских манускриптах деловых писем и официальных записей, хотя такие документы были найдены в других местах иудейской пустыни — Мурабаат и Нагал Гевере. Однако он не учел, что если строй жизни кумранитов соответствовал предписаниям, содержащимся в таких свитках, как «Дамасский документ» или «Устав общины», то они вполне могли обойтись без официальных документов. К тому же, не вполне понятно, почему в храмовой библиотеке хранилось бы 12 копий явно сектантского «Устава общины», 11 копий того же «Дамасского документа», 6 копий сепаратистского «Галахического письма» (4QMMT) и так далее? Поэтому, по словам авторитетного исследователя Дж. Коллинза, «связь библиотеки с религиозным поселением в Кумране остается в высшей степени вероятной».

В свете этого утверждения крайне важным является вопрос о том, состояла ли кумранская библиотека исключительно из ессейских произведений, возникших в недрах этого религиозного движения и пригодных только для иллюстрации их сектантского мировоззрения, или же в библиотеку, найденную счастливым образом 55 лет назад, были также включены произведения, возникшие и распространявшиеся в среде палестинского иудейства и отражавшие религиозные взгляды широкого круга евреев?

В ученом мире почти сразу разгорелись жаркие дебаты о том, в какой степени найденные тексты по своему содержанию отражают сектантские воззрения ессейской общины и можно ли их привлекать для анализа религиозного мировоззрения палестинских иудеев вообще.

Наличие целого ряда именно сектантских произведений среди найденных свитков бесспорно — это легко выявить из анализа их содержания. К ним относятся, например, «Устав общины», «Дамасский документ» и «Война сынов света против сынов тьмы». В «Уставе общины» излагаются цель общины, порядок вступления и обязанности ее членов, а также говорится о правилах, регулирующих внутреннюю жизнь общины. «Дамасский документ», первоначально найденный полностью в каирской синагоге в 1896 году, и лишь во фрагментах в Кумране, излагает историю еврейского народа и ессейской общины, а также сообщает основы ее учения. В последнем из упомянутых произведении рассказывается о решающей схватке между силами добра и зла, описанной, однако, с детальным изображением войны и воинского искусства.

Несмотря на то, что в некоторых других произведениях также можно указать на сектантские мотивы, вопрос ессейского происхождения большинства рукописей решается не только не столь однозначно, но даже отрицательно в свете как внешних, так и внутренних свидетельств.

С одной стороны, приведенная выше разница в целое столетие между возрастом древнейших рукописей и временем возникновения кумранского поселения наводит на мысль, что эти рукописи возникли в религиозных кругах палестинских иудеев и были принесены с собой членами ессейской общины. Не вполне понятно, существовала ли вообще в Кумране практика переписывания рукописей. Роланд де Во предположил существование скриптория в разрушенной верхней комнате на основании найденных там трех столов и двух чернильниц. Однако в древности писцы не сидели за столами, а наличие лишь двух чернильниц не может говорить о том, что переписывание книг имело большой масштаб. Вопрос об издании книг в Кумране приобретает особую остроту в виду того, что в найденных свитках имеет место несколько сотен различных почерков — что невозможно при наличии организованного скриптория с небольшой группой профессиональных писцов. Как тонко замечает Дж. Коллинз, «нет сомнения, что некоторые из манускриптов были переписаны где-то вне Кумрана, вопрос в том, были ли какие-нибудь из них действительно написаны в самом Кумране». Несомненно, что многие свитки просто привозились в общину из Иерусалима или из других мест Палестины.

С другой стороны, анализ содержание рукописей указывает на то, что многие из них возникли вне ессейской среды. Во-первых, библейские рукописи, а также такие широко известные апокрифы, как «Книга Еноха» и «Книга Юбилеев», — явно не сектантского происхождения. Во-вторых, в Кумране в качестве официального богословского языка использовался древнееврейский — поэтому справедливо будет рассматривать рукописи на арамейском языке как произведения, возникшие вне сектантского движения и пригодные для оценки религиозных взглядов и верований палестинских иудеев. Подобным образом можно квалифицировать и многие рукописи на древнееврейском, не содержащие сектантских мотивов. Конечно, взгляды ессеев повлияли на формирование состава библиотеки: так, например, отсутствуют маккавейские книги и фарисейские произведения, поскольку ессеи находились в оппозиции к этим движениям. Кумранская община, говоря словами Дж. Коллинза, «имела свою собственную литературу, в которую могли входить эзотерические произведения, неизвестные за пределами сектантских кругов. Однако теперь ясно, что далеко не все прежде неизвестные работы являются специфически сектантскими».

Вывод о том, что кумранская библиотека сохранила немалое количество произведений, возникших и имевших хождение в широких кругах палестинского иудейства, имел огромные последствия для библеистики. Появилась возможность использовать рукописи Мертвого моря для экзегетического анализа многих ветхозаветных и новозаветных книг с учетом верований иудеев, живших накануне Рождества Христова. Чтобы продемонстрировать значение такого подхода, имеет смысл рассмотреть два наиболее ярких примера.

Известно, что на вопрос учеников Иоанна Крестителя «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?», Христос ответил: «пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищим благовествуется ; и блажен, кто не соблазнится о Мне» (Мф. 11:2-6, Лк. 7:19-22). Здесь Господь Иисус Христос явно ссылается на пророчества из книги Исаии, который говорит о делах будущего Мессии в 35 главе: «вот Бог ваш, придет отмщение, воздаяние Божие; Он придет и спасет вас. Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь» (35:4-6), а также на указание в 61 главе на то, что Мессия будет «благовествовать нищим» и «исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам открытие темницы, проповедовать лето Господне благоприятное и день мщения Бога нашего» (61:1-3). Однако Христос не только указывает на все дела, которые должен исполнить Мессия согласно пророчеству Исаии, но и говорит о том, «мертвые воскресают», чего в тексте пророчества нет.

  • « Оставить комментарий »

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *