Оккультизм

Оккультизм

Впервые термин «Оккультизм» был употреблен в XVI веке Агриппой Неттесгеймским. Звучал термин так: «philosophia occulta», что переводится как философия непознанного, тайного (occultus (лат.)- тайный, сокровенный). Под оккультизмом обыкновенно подразумевают совокупность воззрений, верований и знаний по предмету таинственных сил природы и человека, совершенно игнорируемых современной официальной наукой и философией, или же мало последними исследованных, а также некоторых действий и приемов, вытекающих из этих познаний.

Таким образом, оккультизм стоит на границе между религией и теологией, с одной стороны, и наукой и философией, — с другой. Оккультизм с философией сближаются, в стремлении проникнуть в сущность вещей, постигнуть глубочайшие тайны мироздания и человеческой души; желанием охватить все отрасли человеческого познания в стройной системе, построить одно цельное и законченное во всех частях миросозерцание. С религией оккультизм сближает признание главнейшим источником познания не свободное исследование фактов, а откровение свыше, равно как и глубоко-теологическая точка зрения, признающая исходным пунктом мироздания Божество. Такая точка зрения не чужда даже наиболее близко стоящим к современной опытной науке исследователям оккультных явлений.

Признавая откровение главным источником познания, оккультизм не отказывается и от общепринятых научных приемов — умозаключения и опыта, но прибегает к ним главным образом лишь при исследовании материальных сил природы и человека. Охотнее всего оккультизм пользуется методом аналогии, т.е. именно тем, который в официальной науке признается наименее точным и убедительным.

В свою очередь наука, по мнению современных оккультистов, исследует лишь феномены, внешнюю сторону фактов. Наука экзотерична, в противоположность оккультизму или эзотеризму, занимающемуся исследованием внутренней сущности вещей и высших сфер мироздания, доступных лишь сравнительно небольшому кругу посвященных, которых оккультисты называют адептами или просвещенными (adepti, illuminati, initiati).

В оккультной науке всегда делался акцент на некую «избранность», таинственность. Оккультизм сравнивался с классической музыкой предназначенной для тех немногих избранных, которые смогут оценить имеющиеся природный или приобретенный в результате обучения дар, что простому обывателю зачастую недоступно. В целях определения людей понимающих оккультную науку был создан институт Инициации, способствовавший отделению «избранных» от всех прочих людей, а также определения уровня развития первых на пути постижения ими тайн мироздания.

Оккультизм всегда скрывался под покровом всех священных и мистических учений. Он образовывал собой некий фундамент, на котором строились прочие теологические системы. Оккультная тайная доктрина царствовала практически везде. Она управляла ходом звезд и планет, являлась госпожой любви и ненависти, жизни и смерти. Оккультизм единое всеобъемлющее (охватывающее все стороны мироздания), вечное учение, сильное как высший разум, простое как все великое, понятное как все универсальное, и единственно истинное, и именно это учение всегда было отцом всех других.

Считается, что родиной оккультизма является Восток. Именно там, в древности, в ведических писаниях, был заложен фундамент всей оккультной доктрине. Последующее же распространение оккультного знания привело к возникновению и развитию различного рода теологических систем и традиций. При этом принципы, преподаваемые религиозными традициями разных народов оставались все теми же, что и изначально. Однако, специфика жизненного уклада того или иного народа способствовала развитию своих четко обособленных аспектов эзотерической науки. Так, например, языческие верования Запада избрали своей сферой малоизвестные способности психики, Восточная же традиция располагает крайне высоко развитой метафизикой.

Но, тем не менее, когда дело доходит до практического применения соответствующих принципов, особенно в процессе оккультного обучения, каждому человеку следует придерживаться направления эволюции его собственного народа. Причина нежелательности инородного посвящения лежит не в расовом антагонизме, а в причине неприемлемости методик для единой, конкретно взятой личности и местности. Несмотря на это, каждый из народов может извлекать пользу из достижений других, т.к. однажды проявившееся на этой Земле знание, принадлежит всему человечеству в целом.

  • « Оставить комментарий »

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *